ГлавнаяНовости антиквариатаОбречённые на барочность
22.01.2013 01:59

Обречённые на барочность

Наших искусствоведов давно занимает пробле- ма сквозной традиции барокко в украинской худо- жественной культуре XVII — ХХ вв. Ещё в 1996 г. в Национальном художественном музее состоялась конференция «От барокко до барокко», участники которой проанализировали необарочные тенден- ции в творчестве шестидесятников Ю. Луцкевича и Н. Стороженко, художников «украинской новой волны» и нефигуративной живописи 1990‑х.

И вот спустя полтора десятилетия НХМУ пред- принял попытку визуализации такого рода теоре- тических построений и эмпирических наблюдений в рамках выставочного проекта «Миф „Украинское барокко“» (кураторы Галина Скляренко и Оксана Баршинова).

По мнению авторов концепции выставки, «…барокко определило едва ли не главные архетипы украинской культуры, повлияло на мировоззрение… отзываясь в произведениях модернистов и авангар- дистов, в парадоксах социалистического реализма, с его выдуманностью и пафосом, в „поисках живопис- ности“, определившей едва ли не главную направ- ленность украинской живописи ХХ века, а вместе с тем — и их ироническое переосмысление в работах „новой волны“. Барочные ирония и драматизм, тяготе- ние к театрализации и декоративности оказываются созвучными и современному „обществу спектакля“, с его пиар-технологиями и манипуляциями массо- вым сознанием».

Всё это так, но в концепции, очевидно, следова- ло бы более тщательным образом отрефлексировать различность и множественность рецепций барокко, скажем, у мирискусника Нарбута (сознательная ре- троспективистская стилизация), модернистов Экстер или Богомазова (общий интерес к проблеме движе- ния в живописи), соцреалиста Хмелько (проблема построения многофигурных композиций), семидесят- ников Токарева и Гордийчука (поиск изобразитель- ного эквивалента для иллюстрирования украинской барочной поэзии).

В конце концов, нерешённость (или частичная решённость) этой задачи обернулась общей невразу- мительностью в построении экспозиции. От хроноло- гического принципа кураторы отказались (отчаянное по музейным меркам хулиганство!), группировка ма- териала по типам рецепции, общности художествен- ной либо идеологической проблематики соблюдается (или чётко прочитывается) далеко не всюду. Напри- мер, в первом зале представлена книжная иллюстра- ция конца XX в., где пластика барокко использована скорее как технический приём. Далее начинается коллаж из произведений, авторов, эпох, тем и мо- тивов: Нарбут соседствует с Соломко и Костырко, небольшая икона Богородицы изобретательно об- рамлена гигантскими «ризами» работы А. Твердого, «Евангелист Матфей» XVIII в. вдохновенно застыл рядом с задницей натурщика на фото С. Солонского. Конечно, попадаются и довольно удачно организо- ванные уголки или даже стенки, где кураторская мысль угадывается с лёту. Так, стоя у многофигурной компо- зиции Ф. Гуменюка «Избрание гетмана Полуботка» и обора- чиваясь назад, через анфила- ду залов вы видите огромное полотно «За великий русский народ!» М. Хмелько. Разные исторические периоды, разные композиционные и пластиче- ские приёмы, разные идеоло- гические установки и общая «барочная» патетика.

В духе эмблематических ти- тулов барочных панегириков решена стенка с абстракциями Т. Сильваши, словно бы флан- кирующими полотно из серии «Левитация» В. Сидоренко (согласятся ли с такой симво- лической расстановкой сами мэтры?). В углах же скромно ютятся деревянные скульптуры евангелистов.

Украинское барокко, в от- личие от европейского, разви- валось в рамках средневеко- вой художественной системы, как бы высвобождаясь из её формальных ограничений, и не знало пластических и компози- ционных открытий, подобных Караваджо или Тьеполо. Воз- можно и поэтому те немногие, попавшие в экспозицию про- изведения художников XVII– XVIII вв., выглядят менее ба- рочными, чем работы наших современников. К тому же, наиболее знаковые для украин- ского барокко вещи оставлены в постоянной экспозиции музея на первом этаже.

Но в целом проект со столь явно выраженной интерпре- тационной составляющей, конечно же, выглядит пред- почтительнее, чем унылые, приуроченные к юбилеям «пер- соналки». Если не в научном, то хотя бы в зрелищном отноше- нии. А это немаловажно, учи- тывая, что в июне в Киев съе- дется чуть ли не пол-Европы. Авось, в таком калейдоскопе история украинского искус- ства будет восприниматься ими повеселее.

Дополнительные новости

В Златоусте вышла книжка об уральских оружейниках

Книжка историка и профессионала по прохладному и огнестрельному оружию Юрия Окунцова «Златоустовская оружейная фабрика», в первый раз предоставляет по...

В Улан-Удэ вандалы разгромили коллекцию ретро-автомобилей

Уникальная коллекция древних автомобилей, стоящая в парке имени Орешкова на местности, прилегающей к парку «Лион», пострадала от налёта вандалов. Неве...

Архив бойца дивизии вермахта «Эдельвейс» попал на Кубань

Краснодарский собиратель Алексей Виткалов вернул историю германского бойца Отто Бремера, который 21 августа 1942 года в составе группы из 9 человек ус...

Испанцы нашли самую раннюю копию "Моны Лизы"

Копия "Моны Лизы" из музея Прадо Реставраторы музея Прадо нашли самую раннюю копию картины Леонардо да Винчи "Мона Лиза", которая, как подразумевается...