ГлавнаяНовости антиквариатаГлавный редактор журнальчика «Антиквар» поведала о том, можно ли сделать самоокупаемым спец журнальчик
03.06.2012 18:11

Главный редактор журнальчика «Антиквар» поведала о том, можно ли сделать самоокупаемым спец журнальчик

Оказалось, что можно. Как? Справка «Телекритики» Цветной иллюстрированный ежемесячник «Антиквар» издается с октября 2006 года, посвящен антикварной теме (живопись, иконопись, декоративно-прикладное искусство, нумизматика), выслеживает главные тенденции развития арт-рынка Украины. – Одной из особенностей вашего журнальчика, как мне понятно, является так именуемый спонсируемый контент. Что это? – То, что, как мне удалось узнать из публикации MediaSapiens, уже опробовано в мировой практике и имеет такое заглавие: «спонсированный контент».

Другими словами у нас есть заказчики, но за их средства мы делаем не пиар, а формируем контекст. Это применимо только к нишевому изданию. Здесь, частично, выходит таковой замкнутый круг, не могу сказать, что грешный – тут все таки есть потенциал и свои достоинства. Дело в том, что в сфере нишевых СМИ разница меж мотивированной аудиторией, рекламодателем и референтным обществом невелика, очень большой процент совпадения. Хотя мотивированная аудитория, непременно, обширнее, чем общество людей, которые мастерски занимаются антиквариатом и искусством. Но если мы говорим о собирателях и арт-дилерах, то они являются и ньюзмейкерами, и рекламодателями, и читателями, и профессионалами. Другими словами обоюдная степень обоюдной заинтригованности растет неоднократно. – Журнальчик просит неизменных инвестиций либо живет за счет того, что зарабатывает сам? – С 2008 года, не без помощи кризиса, журнальчик живет за счет заработанных редакцией средств.

Вначале журнальчик был сотворен благодаря киевскому предпринимателю Андрею Заике, который был учредителем издательского дома «Профит Пресс», где в 2006-м и появился «Антиквар». – Вначале не вы были редактором журнальчика? – Да, до моего прихода он просуществовал один год. И вот уже четыре года я руковожу журнальчиком, из их два года я занимаюсь не только лишь контентом, да и вопросами управления и денежного выживания. Мы сейчас на самофинансировании. Обладатель, издатель и идеологический вдохновитель «Антиквара» – галерист Леонид Комский. Конкретно ему принадлежит мысль сотворения журнальчика, который бы занес собственный вклад и в вопросы самоорганизации антикварного рынка, и в просвещение аудитории, и в пропаганду общественного коллекционирования.

Что все-таки касается инвестиций, то на сегодня нам удалось привлечь пусть узенький, но довольно размеренный круг рекламодателей – галереи, арт-дилеры, живописцы, аукционные дома, в том числе и западные. Кстати, западные аукционные дома работают с нами по классической бизнес-схеме – приобретают маркетинговые полосы. И нет с ними никаких заморочек. Но с соотечественниками есть трудности. В отличие от системного рекламодателя, у которого есть маркетинговые и пиар-бюджеты, что упрощает работу всем, украинские арт-рекламодатели – это, в главном, частники-индивидуалисты, которые платят из собственного кармашка.

Естественно, расставаться с средствами им тяжело. – Какие условия они вам диктуют и готовы ли вы эти условия делать? Давая средства, чего они желают? – Они, в общем, не отличаются от обыденного рекламодателя, другими словами они не знают точно, чего желают. Моя задачка заключается в том, чтоб посодействовать им осознать ординарную вещь – адекватный контекст стоит дороже, чем неправдивая либо неадекватная реклама, пиар. Они, обычно, желают публикацию, но не желают располагать имиджевую рекламу. И они правы – такая реклама малоэффективна на этом рынке. – На арт-рынке? – Да. Такая реклама несет некоторую информирующую функцию, но этого недостаточно. Мы освещаем то, что происходит в сфере коллекционирования и на антикварном рынке, и вот эта грань меж информационными и пиар-поводами – она очень узкая.

Грубо говоря, если на большом киевском аукционе представлены очень достойные внимания произведения искусства, то это само по себе уже информповод, с другой стороны, неважно какая публикация на данную тему содействует капитализации предмета искусства. И всякий раз мы чисто персонально решаем, когда мы рекламируем, а когда информируем. При всем этом принципиальные для рынка действия мы освещаем по определению. – А если б мы гласили о журнальчике о банковских услугах, который спонсирует один из банков? Было бы к такому журнальчику доверие?

Как таковой подход к контенту гарантирует достоверность? – По этой причине «Антиквар» работает, сначала, с теми, кто готов спонсировать контекст, тему, а не рекламу продукта либо компании. Выбор соответственной темы позволяет журнальчику соблюсти меру достоверности, способен придать инфы внятность и весомость. Другими словами, спонсируя тему, рекламодатель получает больше, чем прямую рекламу, а читатель – достоверный контент. – Какая это может быть спонсируемая тема? – Скажем, один из номеров был посвящен куколкам и игрушкам. Номер создавался в партнерстве с компанией, которая проводит кукольный салон, на самом деле, это ярмарка, на которой представлены различные производители.

Под открытие этого салона мы сформировали номер журнальчика, в каком нет рекламы спонсора, а есть интервью с ним. При этом интервью ведает не о нем самом, а о глобальных тенденциях в сфере производства авторских и коллекционных кукол, о традициях коллекционирования кукол как предметов искусства – украинских и не только лишь. Ну а если выразиться совершенно просто, то спонсор платит за размещение предмета искусства на обложке. В этом случае – это современные авторские игрушки, а мы журнальчик об антиквариате, и человеку хватило осознания того, что мы не можем идти в разрез с нашей редакционной политикой и форматом.

Потому на обложке была антикварная игрушка. – Вам не кажется, что «Антиквар» – это уже не совершенно повторяющаяся пресса, а каталог, либо так: каждый номер – это самодостаточный издательский проект? – Фактически, так. Номера журнальчика не устаревают длительно, лет 10 они могут делать функцию презентационного издания. При всем этом мы полностью оперативны в том, что касается новостей и арт-рынка и культуры в целом. Мы культурологический журнальчик для чтения. – Для чего вы ограничиваете себя только антиквариатом? – По сути мы уже расширили тему. Мы провели ребрендинг, изменили макет, логотип стал более оживленным и современным, и сейчас журнальчик не только лишь об антиквариате и коллекционировании, но об искусстве в целом. Мы добавили слово «искусство» в слоган и тем расширили контент. Но основная ниша журнальчика – конкретно антикварный рынок. – Как журнальчик распространяется? – Мы, на самом деле, формируем свою специализированную сеть.

В рамках информационного партнерства с Гильдией антикваров Украины журнальчик освещает деятельность галерей и аукционных домов и находится на таких общественных мероприятиях, как предаукционне выставки и аукционные торги, также на популярных арт-проектах, презентационных и благотворительных акциях Киева, Одессы, Львова, Харькова и др. Журнальчик распространяется по подписке и через точки продаж, имеет официальных представителей и реализаторов в Москве, Санкт-Петербурге, Париже, Берлине, Нюрнберге, Нью-Йорке, Тель-Авиве, Иерусалиме.

Не считая того, наши рекламодатели и подписчики получают журнальчик в Екатеринбурге, Будапеште, Мюнхене, Ганновере, Лондоне, Вашингтоне. Наш тираж – 3000 экземпляров, что для нишевого проекта много. – Сколько стоит журнальчик? – Отпускная стоимость 30 гривен, но она убыточна. – Почему таковой журнальчик не может продаваться дороже? – Я считаю, что должен. Но тяжело поднять стоимость. К примеру, у нас есть реализаторы, которые при повышении цены берут меньше экземпляров. Но я не ставлю впереди себя задачку зарабатывать за счет реализации. – Но ранее было принято считать, что узкоспециализированные издания конкретно за счет высочайшей цены и должны существовать. Тем паче, ваша аудитория – не бедная. – Ну, здесь как сказать...

По сути, значимая часть аудитории – искусствоведы, музейные работники. И эту аудиторию мы не желаем терять, потому что она высококачественная исходя из убеждений оценки контента. – А для чего рекламодателям такая аудитория? – Рынок антиквариата плотно сплетен с искусствоведческой экспертизой. Экспертное общество, искусствоведы, музейщики, арт-критики – полноправные участники процесса, и сбрасывать их со счетов не позволит для себя ни один собиратель либо арт-дилер. – Какие есть еще маркетинговые площадки для коллекционеров, аукционных домов, дилеров? – У их есть глянец. – И, наверняка, на этом рынке многие связи держатся на личных контактах... – Да, личные связи никто и ничто не поменяет. – Вы используете веб? – У нас есть веб-сайт, через который мы продаем подписку и доступ к архивам онлайн. – Как удачно продается онлайн-подписка? – По сути, «Антиквар» – это коллекционное издание, и оно принципно должно быть на бумаге.

Но совместно с подпиской клиенты получают и доступ к материалам в электрическом виде через веб-сайт. Некие наши номера уже являются библиографической редкостью. – А почему вы не откроете свои архивы для бесплатного доступа? Вы опасаетесь, что это причинит вещественный вред журнальчику? – Нет, я так не считаю, и, может быть, мы так и создадим – откроем доступ. По сути, мы пока не достаточно работаем с вебом, но мы меняем собственный подход к этому. – Я лицезрел вашу страничку в Facebook ... – Я не считаю это направление – соцсети – основным для нас, но мы должны находиться и в соцсетях, потому что и там тоже находится наша аудитория. А именно, мы желаем повысить цитируемость журнальчика, а без цифровых технологий этого достигнуть трудно. – В журнальчике много не плохих иллюстраций. Их же можно демонстрировать на веб-сайте в большенном размере. – Этим тоже мы займемся в последнее время.

Мы сделаем фотогалерею, так что это будет комфортно для просмотра. Это все вопрос развития и инвестиций. Честно скажу, мы пока не все можем для себя позволить. – Можно ли в Украине и, а именно, в вашем журнальчике узреть авторитетные рейтинги – предметов искусства, коллекционеров, дилеров, оценщиков? – Вопрос рейтингов очень животрепещущий. Мы думаем о собственном редакционном рейтинге. Но пока не ощущаем себя готовыми к этому. Мы не имеем права на ошибку. Как я уже гласила, наш рынок – очень узенький, и неширок круг людей, которые на нем работают. – Но ведь эти рейтинги могут быть очень личными. Мне кажется, беспристрастных рейтингов вообщем не существует, но это не означает, что их не должно быть. – Пока мы желаем быть комфортабельным изданием, а рейтинг – это, в большинстве случаев, почва для конфликта и обид. – Кто в Украине самый крутой собиратель? Пинчук? – Наверняка, да. Во всяком случае, в том, что касается вложений в продвижение общественной деятельности – PinchukArtCentre – он бесспорный фаворит. – 2-ой – Александр Фельдман? – Возможно.

Но я принципный противник подобного ранжирования. Коллекции – различные. Аспекты – различные. – Как это делается в США и Европе? – У их есть традиция, обширнее круг коллекционеров и профессионалов. У нас не очень много общественных коллекционеров, но самый большой общественный может быть не самым большим реальным, который не желает афишировать себя. И есть различные подходы к формированию коллекций. Один из наших партнеров – Алексей Шереметьев – сделал наикрупнейшее в мире собрание военно-исторических раритетов, при этом наикрупнейшее – по западным оценкам.

Поставить его в один ряд с другими собирателями – не полностью корректно, так как тут в базу положен музейный механизм работы, когда по частицам, кусок за куском воссоздаются культурные пласты различных периодов российскей и мировой истории. У каждого предмета антиквариата, не считая рыночной цены, есть культурно-историческая ценность. И если мы говорим об одном предмете – то это одна стоимость, если коллекция предметов, то другая. К примеру, какова стоимость пуговицы с чиновничьего кителя ХІХ века? Какая-то стоимость есть, но несущественная.

А если собраны эталоны пуговиц с мундиров чиновников всех ведомств и губерний Русской империи? Либо знаки об окончании высших учебных заведений тех пор? Как много это стоит и с чем это можно сопоставить? Кстати, с Музеем Шереметьевых мы удачно опробовали очередной «маркетинговый» ход – подготовили особый выпуск по материалам коллекции, который вышел ограниченным тиражом к интернациональной генеалогической конференции. – Каковой объем рынка антиквариата в Украине? – Наверняка, такая оценка есть, но она очень условна. Это один из самых закрытых рынков.

Но все ведущие и не ведущие политики, бизнесмены, гламурный бомонд собирают чего-нибудь и заносят собственный вклад в объемы рынка. И вынуждена огласить, что в личных собраниях есть экземпляры, которые даже не снились музеям. Вот, а именно, посреди медиасобственников много коллекционеров. – Кто? – К примеру, Петр Порошенко. У него большая коллекция традиционной российской и украинской живописи. – Кто еще? – Борис Фуксман. Он собирает, если не ошибаюсь, фарфор и живопись ХІХ века. – Еще? – Борис Ложкин – он собирает современную живопись, и у него есть огромные заслуги в этом. Сергей Созановский собирает антикварные авто. И их, молвят, много… – Может ли быть в «Антикваре» реклама не из сферы искусства? – Естественно, может.

Но нам пока трудно пробиться к такому рекламодателю, потому что мы не заметны для маркетинговых агентств, у нас нет рейтинга журнальчика. – Но, как мне кажется, вы могли бы предъявить поименный перечень читателей, посреди которых есть люди с покупательной способностью выше некуда. Практически, «Антиквар» – это журнальчик из сектора luxury, разве нет? – У нас приличные подписчики, это правда. И если молвят, что эксклюзивная доставка контента к потребителю – это будущее, то мы уже на данный момент знаем всех наших читателей по именам, потому что журнальчик посвящен их хобби, они его читают не по долгу службы, а поэтому, что он посвящен предмету их страсти!..

Дополнительные новости

Сергей Кубочкин представил книжку - "Заводская слободка: 1000 штрихов к портрету позабытой Тюмени"

На презентации он отметил, что его работа – как детективное расследование, отсроченное на 10-ки лет. До этого, чем сесть за перо, необходимо провести ...

Супруги из Франции отыскали в подвале 34 уникальные монеты

Французская брачная пара из городка Мило на юге Франции нашла в подвале собственного дома клад. Его цена составляет минимум 100 тыщ евро. В подвал их ...

Выставка произведений японской живописи-какэмоно в Соколе

В музее изобразительных искусств началась выставка произведений японской живописи-какэмоно. Это одно из древних направлений японского искусства. Схожа...

Ливадийский дворец отметит столетие

На последующей неделе в Ливадийском дворце-музее пройдут мероприятия, посвященные 100-летнему юбилею учреждения. По данным организаторов торжественных...